«Останутся задницы из Instagram»: чем грозит запрет голых статуй Эрмитажа

24.04.2021
«Останутся задницы из Instagram»: чем грозит запрет голых статуй Эрмитажа

Директор Государственного Эрмитажа Михаил Пиотровский посетовал на жалобу, полученную от неназванного ведомства, в которой выражено возмущение обнаженными скульптурами в музее. Последние якобы могут негативно влиять на несовершеннолетних посетителей. Правовой основой для подобных действий, которые уже вызвали критику со стороны художественного сообщества, может быть закон о защите детей от «вредной информации», принятый десятилетие назад. Однако его требование вряд ли распространяется на музейные экспозиции. NEWS.ru узнал подробности и выяснил, что крестовые походы моралистов на культуру и искусство с поисками «обнажёнки» и иного «неблагонадёжного» контента стали в современной России обыденностью.

В интервью РИА Новости Михаил Пиотровский признался, что на Эрмитаж «много жалуются и иногда очень агрессивно», и вот недавно ведущий музей России получил некий документ из «официальных органов» о нежелательности обнажённых изваяний для посетителей младше 18 лет. Что за структура направила документ, он не сообщил.

Когда-то я смеялся, когда нам говорили: соберите все ваши обнажённые скульптуры <…> в одну комнату и повесьте знак «18+», чтобы детей наших не развращать, [но] это уже официальная жалоба, которая нам пришла из официальных органов, и мы на это отвечаем, — цитирует агентство Пиотровского.

Как пояснил NEWS.ru старший юрист правозащитной группы «Команда 29» Максим Оленичев, в России с 2012 года действует Федеральный закон «О защите детей от информации, причиняющей вред их здоровью и развитию», который устанавливает категории информации, доступные для детей разного возраста. По задумке законодателей, он принят для того, чтобы дети получали информацию, соответствующую их возрасту. Например, среди детей, достигших 16-летнего возраста, допускается распространение информации в виде изображений, которые «не эксплуатируют интерес к сексу и не носят оскорбительного характера описания половых отношений между мужчиной и женщиной, за исключением изображения или описания действий сексуального характера». Как поясняет юрист, это значит, что по логике закона такая информация без частицы «не» доступна только для совершеннолетних.

Установленные законом ограничения не распространяются на научную, значительную историческую, художественную или иную культурную ценность для общества. Поэтому требование к Государственному Эрмитажу прекратить негативное влияние обнажённых скульптур на несовершеннолетних посетителей абсурдно. И более того, нарушает право несовершеннолетних на приобщение к культурным ценностям. В этом случае Государственному Эрмитажу следует игнорировать такое требование, никакой ответственности это не повлечёт. Это необходимо осуществить для защиты прав неопределённого круга лиц на доступ к культурным ценностям.

Максим Оленичев

юрист

Об этом же говорит и бывший руководитель московского музея Вадима Сидура Ярослав Алёшин. Он в частности отмечает, что действие закона о возрастных ограничениях не распространяется на предметы, составляющие общепризнанное культурное наследие. И эта оговорка, по его словам, была сделана явно неслучайно и касается, очевидно, как раз пресловутых «обнажённых скульптур».

Если учесть, что музеи, тем более государственные музеи — это и есть места, где осуществляется экспертиза на этот счёт (и что предметы, составляющие государственную музейную коллекцию её по определению уже прошли), то подобные запросы не могут быть обоснованы ни с позиции закона, ни с позиции здравого смысла. Если же говорить с позиции истории культуры, то попытки скрыть обнажённое тело, даже продиктованные благими побуждениями, исторически всегда вели к противоположному результату, провоцируя как раз-таки нездоровый, пагубный интерес. Степень вреда или пользы произведений искусства для развития детей, насколько я могу судить, должны определять педагоги и специалисты в области образования. И если говорить о современных, цивилизованных, светских странах, то трудно себе представить, чтобы подобные вещи вообще могли вызывать дискуссию.

Ярослав Алёшин

экс-руководитель музея Вадима Сидура

Искусствовед Айдан Салахова полагает, что происходящее связано с «упадком общего культурного уровня и образования в стране». По её убеждению, в таком случае «придётся закрыть Пушкинский музей и Третьяковку, запретить гражданам России ездить в Италию и смотреть на статую Давида Микеланджело, а художественным академиям — перестать рисовать обнажённую натуру».

Вот в ОАЭ запрещено изображение обнажённого тела, и ввоз таких произведений искусства в страну запрещён, но так в музее «Лувр Абу-Даби» стоят шедевры итальянского и французского искусства с обнажённой грудью. По их законодательству, если это произведение искусства, то никаким образом оно негативно на арабский народ не может воздействовать. В случае с Эрмитажем Российская академия художеств, союз художников должны написать письма и высказаться на тему этой жалобы, а Министерство культуры должно вставать на защиту Эрмитажа. Это культурное наследие России, и непонятно, почему какие-то жалобщики хотят запретить показ обнажённых скульптур, которые, по-моему, на молодое поколение не могут повлиять негативно, только позитивно. Может, тогда общественные бани закрыть? Туда ведь дети с родителями тоже ходят.

Айдан Салахова

художник, общественный деятель

Она добавила, что происходящее — это «процветание самодурства», как в случае с дальневосточной феминисткой и драматургом Юлией Цветковой, ставшей фигуранткой уголовного дела о якобы «распространении порнографии» за рисунки с изображением вагины.

Салахова уверена, что в случае с обнажёнными изваяниями «музеи не смогут сгрузить их в одну сторону и написать там „+18“, потому что коллекция музея предполагает раскладки по историческим эпохам».

Если жалобщики победят, то музеям придётся закрыть вход посетителям до 18 лет. И на этом культурное образование закончится. Останутся только полуголые задницы в Instagram. Наступает повсеместное средневековье и идиотизм. В Facebook вы, например, не можете выставить «откровенный» фрагмент скульптуры Антонио Кановы — соцсеть вас блокирует, в Instagram тоже нельзя выставлять соски, даже у скульптур, — констатирует Салахова.

Литератор Лев Рубинштейн полагает, что проверка Эрмитажа — это тренд. Он напомнил, что «сумасшедших мракобесов во все времена было полно», но теперь они видят, что к ним прислушиваются верхи.

И в советские времена были такие возбуждённые деятели пенсионного возраста, которые писали письма в газеты, на радио и телевидение. Тогда было принято на них не очень внимание обращать. Видимо, сейчас их картина мира стала постепенно совпадать с картиной мира начальства и начальство решило реагировать. Конечно, я уверен, что с Пиотровским ничего такого не произойдёт, но это в любом случае на нервы действует и людей отрывает от дела. Но эта история — часть тенденции, тренд. Комическая история с Эрмитажем напоминает другой случай: несколько лет назад в Госдуме обнаружили на сторублёвой купюре, на изображении фасада Большого театра, голого Аполлона. И если особенно в лупу посмотреть, то можно увидеть детородный орган (В 2014 году депутат Госдумы от ЛДПР Роман Худяков предлагал разместить на билетах Банка России достоинством в 100 рублей метку «18+». — NEWS.ru). Тогда все над этим посмеялись и вроде всё на этом кончилось. Но эти люди не уймутся. Им дай маленькую поблажку, и они ни на чём не остановятся, они запретят всё.

Лев Рубинштейн

литератор, основоположник и лидер московского концептуализма

Он уверен, что универсальным механизмом защиты художественного сообщества от подобных инициатив является «солидарность по любому поводу, например, если все художники откажутся от выставки, в которой запретили чью-либо работу». Рубинштейн напомнил, что в Польше во время военного положения в начале 1980-х, практически вся творческая интеллигенция бойкотировала телевидение. По его мнению, «ждать от начальства каких-то решительных мер не приходится, они, скорее, будут действовать в ту сторону, поскольку мракобесная полуграмотная публика — это их социальная база».

NEWS.ru направил в пресс-службу Государственного Эрмитажа официальный запрос с просьбой сообщить, какая конкретно структура направила в адрес музея официальную жалобу на обнажённые изваяния, какие требования содержались в этом документе и какие меры собираются принимать в этой связи подчинённые Михаила Пиотровского. Но в учреждении культуры не смогли оперативно предоставить редакции комментарий.

В подготовке материала также участвовала Марина Ягодкина.

Последние новости